» » ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ЛЕГИОНЕРЫ (СНОВА) В РОССИИ- новый шабаш 5-й колонны?
Информация к новости
  • Просмотров: 3 815
  • Автор: trudsamara
  • Дата: 21-05-2013, 16:32
21-05-2013, 16:32

ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ЛЕГИОНЕРЫ (СНОВА) В РОССИИ- новый шабаш 5-й колонны?

Категория: Аналитика

К дискуссии о памятнике чехословацким легионерам в  Самаре

 вариант статьи "АББЕРАЦИИ  (погрешности изображений)  В  ИСТОРИИ"


из журнала для учёных «Клио». СПб., 2013. № 5 (77). С. 120-126
]

 

В рамках межправительственного российско-чешского «Соглашения» от 15 апреля 1999 г. в 15 городах РФ, из запланированных 50, – уже установлены мемориальные памятники чехословацким легионерам 1918 г. Не только в России, но и в Чешской Республике подобная практика имеет неоднозначную оценку. Так, историк и публицист П. Зидек осенью 2011 г. в эфире радиостанции «Praha» отметил: «Те средства, которые планируется израсходовать на установку памятников в России и в Украине, лучше было бы использовать на ремонт памятников павшим в Первой мировой войне в чешских городах и деревнях. Они зачастую находятся в очень плохом состоянии»; «…чехам недостаёт критичности по отношению к этой теме. По-прежнему жив миф о легионерах…, который представлял их героями, боровшимися за свободу и демократию. У нас не вышло, например, ни одной книги о том, как воспринимало легионеров население тех частей России, через которые они продвигались» (Радиогазета «Radio Praga». 2011, 20 окт.).

В статье рассматриваются механизмы, с точки зрения автора, искажения Отечественной истории, на примере Самары, где в 1918 г. Чехословацкий корпус содействовал утверждению и господству власти Комуча и предлагаются меры по преодолению повторного «анабасиса» чехословацких легионеров в Россию.(в сокращении)

 

Министерство обороны Чешской Республики проявляет достойную уважения заботу о своих павших воинах в лихолетье Гражданской войны в России. Для чешской стороны открытие данных памятников – не пустая формальность. Так, себестоимость мемориального комплекса в г. Челябинске обошлась ЧР в 105 тыс долларов США [«Накануне.ру». Екатеринбург, 2011, 18 окт.].

Важно сказать, что в г. Челябинске мемориал был, как бы реконструирован, т.к. первоначально он возводился в 1919 г., т.е. в период военной интервенции Чехословацкого корпуса в России. На нём, помимо сомнительной эпитафии: «Чехословацким легионерам, павшим на пути к свободной Родине», есть высеченная, на задней стороне обелиска, ещё более спорная надпись (оригинал с первоначального памятника): «Здесь покоятся чехословацкие солдаты, храбрые борцы за свободу и самостоятельность своей земли, России и всего славянства. В братской земле отдали жизни за возрождение человечества. Обнажите головы перед могилой героев» [«Социальная газета». 16.02. 2013].

Таким образом, появление подобных монументов – является зримым последствием равнодушия государства к отечественной истории, которую, как одну из проблем постсоветской России отметил в своём недавнем обращении Президент РФ В.В. Путин [«Вечерний Петербург». СПб., 2-.02.2013].

Российско-чешское «Соглашение» 1999 г. имеет неоднозначную оценку в нашем обществе и связано это с тем, что ряд крупных историков нашей страны связывает начало Гражданской войны в России, вслед за ведущими современниками тех событий, именно с мятежом 37.451 пехотинцев и 638 кавалеристов Чехословацкого корпуса в 1918 г. [Голдин В.И. Россия в Гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980-х – 90-е годы). Архангельск, 2000. С. 53]. 72% опрошенных респондентов в Самаре, согласно публикации в «Волжской коммуне», на вопрос: «Нужен ли Самаре памятник чехословакам?» ответили отрицательно [ВК, 24.01.2013]. В интернет-блоге известного самарского политика, депутата Самарской Губдумы М.Н. Матвеева, по этому вопросу, в записи от 27 февраля с.г. мы можем прочитать: «Михаил Николаевич! Как Ваш избиратель я могу попросить Вас поднять вопрос… о переносе планируемой установки памятника белочехам. Мой дед погиб от их рук… Вмешайтесь пожалуйста! - С уважением Киселёв С.А.». Аналогичные просьбы переполняют и редакцию «Социальной газеты», которая 29.12.2012 г. опубликовала статью Н.П. Богаевской «Ах, шарабан мой!» (вызвавшую раздражение у инициативной группы, лоббирующей чешский проект).

Так, читательница из Челно-Вершин воспроизвела рассказ своей бабушки о сожжениях людей легионерами заживо. Читатель Марусин из с. Обшаровка Волжского района Самарской области сообщил редакции: «…только на станции Обшаровка белочехи расстреляли 11 человек железнодорожников, 4 закопали заживо, замучили подпольщицу Татьяну Лепилину. Ей было всего 22 года. Могила-памятник Лепилиной стоит в Обшаровке до сих пор… А в Самаре будет стоять памятник её убийцам?».

Для любого неравнодушного гражданина России, пытающегося разобраться в рассматриваемой дискуссии, будет полезно прочитать письмо врача, ветерана труда Анны Захаровны Плакхиной, свидетельствующее о бесчинствах чехословацких легионеров в Самаре 1918 г. по отношению к мирным жителям: «Свекровь рассказывала, что больше всего людей удивляла в белочехах их немыслимая жестокость, даже не верилось, что они тоже славяне. Ведь они не просто убивали – они саблями шинковали человека, как капусту… Память о белочехах ещё жива. И это недобрая память».

Самарцев переполняет недоумение от абберации-метаморфозы в истории: «Мы считаем, что памятник белочехам ставить ни в коем случае нельзя. Так мы можем докатиться до того, что будем ставить памятник фашистам», – вполне справедливо отмечают жительницы г. Самара Л.П. Посохова и А.П. Егорова [СГ, 26.01.2013].

Журналист Н.Ю. Локтева сообщает: «…письма читателей… буквально хлынули в редакцию [“Социальной”] газеты…». В её статье звучит конкретный вопрос к инициаторам сомнительного проекта в Самаре: «Почему бы …не собрать… пресс-конференцию и не продемонстрировать журналистам (а те опубликуют на страницах СМИ) эскиз памятного знака, его размеры, точное содержание всех надписей? Заранее, чтобы была возможность пересмотреть. Разве это не было бы справедливо по отношению к самарцам, к их исторической памяти?» [СГ, 16.02.2013].

Однако, как явствует из публикации И. Шабалиной, даже инициативная группа, лоббирующая чешский проект в Самаре, якобы памятник – «не видела», но, знает, что он «уже давно готов» и «лежит в мастерской кого-то из самарских скульпторов». Т.е., получается, что отдельные учёные мужи Самары, ратуют за то, сами не знают что… Не взирая на общедоступность интернета, они заверяют горожан: «…в других городах это, обычно, крест и таблички с именами. Т.е. не помпезные монументы…» [«Сам.известия», 25.01.2013].

24 января 2013 г. в Доме журналистов г. Самары профессор СамГУ П.С. Кабытов, доцент того же вуза В.В. Кутявин и главный библиограф Самарской облбиблиотеки А.Н. Завальный (инициативная группа) сообщили, что все свидетельства о бесчинствах чехословацких легионеров в период Комуча в Самаре: «мифология победителей [большевиков]» [СГ, 16.02.2013].

Это утверждение не содержит в себе научной новизны. Как известно, в 1920-е годы экс-легионеры опубликовали в Чехословакии не менее 200 книг и брошюр аналогичного содержания [См.: Посадсков А.Л. Историография Чехословацкого корпуса в России: смена эпох и эволюция взглядов (1920-2000 гг.) // История белой Сибири: Материалы V международной научной конференции. Кемерово, 2003. С. 31].

Так, в 1928 г. Ф. Штейдлер в Праге, подобно его современным адептам в России, безапелляционно утверждал, что советские историки: «…заявления явно агитационного характера…, - перенесли, - в большевистскую историческую литературу… о предательском нападении на мирное советское правительство – кондотьеров [военных наёмников] международного капитала – чехословацкой армии» [Штейдлер Ф. Выступление чехословаков в России 1918 г. // Вольная Сибирь. Прага, 1928. Т. IV. С. 9].

Подобные издания сформировали, так называемую «освобожденческую легенду» в историографии данной проблемы. Их названия весьма показательны: Й. Куделя «О российском золотом запасе и чехословацких легионах» (Прага, 1924), Ф. Шип «Несколько глав о хозяйстве нашей сибирской армии. В ответ на “Белую Сибирь” генерала Сахарова» (Прага, 1926) и т.д.

Важную роль для «освобожденческой легенды» имело опубликование в 1925 г. речей и статей Э. Бенеша и воспоминаний в 1926-1927 г.г. Т. Масарика, первых руководителей Чехословацкой Республики (по их инициативе были открыты спецархив и институт, которым вменялось «научно» доказать «историческую справедливость» этой легенды, которая массово насаждалась в системе образования Чехословакии). В них отвергалась идея об интервенции в России, популяризировалась версия о «воинском долге» и «возрождении чешско-русского фронта», чтобы достичь Франции и принять дальнейшее участие в борьбе с Австро-Германией, избежав «постыдной гибели» от «большевистских и немецко-мадьярских рук». Сообщалось и о «нравственном долге» перед русским народом [см.: Валиахметов А.Н. Чехословацкая легионерская историография 1920-х годов о чехословацком корпусе в России // Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. Казань, 2006. № 5. С. 20-30].

Заметим, что г. Массарик, признавая зависимость Чехословацкого корпуса от Антанты (он признавал получение Чешским Национальным Советом денег от французов в Москве и от англичан в Киеве, сообщал о кредите США на сумму $7 млн и пожертвований от американского «Красного Креста» на сумму в 12 млн руб), не выводил причины чехословацкого мятежа из факта его зависимости от союзников [Масарик Т.Г. Мировая революция. Воспоминания: В 2-х т. Т. I. Прага, 1926. С. 215, 222; Т. II. Прага, 1927. С. 78, 80].

В советской же историографии была иная интерпретация событий: «…Масарик рассчитывал создать в глубине России армию будущей Чехословацкой республики, а участием этой армии в войне на стороне Антанты купить самостоятельность Чехословакии» [Софинов П. Чехословацкий мятеж // Исторический журнал. М., 1940. № 12. С. 47].

В современной научной литературе проблемы значительный интерес представляют работы: В.Г. Медведева, В.И. Голдина, А.Л. Литвина и А.Н. Валиахметова.

Так, профессор В.И. Голдин сообщает: «Парадоксальную роль для судеб интервенции Антанты сыграло выступление Чехословацкого корпуса в конце мая 1918 г. Став катализатором российской Гражданской войны, оно предопределило и расширение военного вмешательства Антанты… под предлогом спасения чехов от большевиков» [Голдин В.И. Указ. соч. С. 101].

Обратимся к свидетельствам очевидцев тех событий из антисоветского стана, т.к. их трудно заподозрить в сочувствии к своим основным политическим оппонентам.

Историк-эмигрант С.П. Мельгунов ещё в 1930-1931 г.г. в Белграде сделал весьма широкий историографический анализ, который характеризуется следующим выводом: «“Нейтралитет” чехословацких войск был разрушен самой жизнью [25 мая 1918 г.]. Чешские историки и политики склонны за это обвинять большевиков… Большевицкие историки всю вину возлагают на чехов, вернее, на дипломатию союзников [Антанту]. В данном случае почти бесспорно более права советская историография…» [Мельгунов С.П. Трагедия адмирала Колчака: В 2-х кн. М., 2005. Кн. 1. С. 143].

В воспоминаниях секретаря Самарского губкома Партии народной свободы А.С. Соловейчика мы можем прочитать, что в середине мая 1918 г. к эсерам и кадетам Самары обращался французский консул Л.Л. Жано с предупреждением, чтобы они были готовы к перевороту [Соловейчик А.С. Борьба за возрождение России на Востоке (Поволжье, Урал и Сибирь в 1918 г. Ростов-на-Дону, 1919. С. 11]. Член ЦК ПНС Н.А. Бородин, вспоминая осень 1918 г., отмечал: «В Самаре местная Конституционно-демократическая группа устроила по случаю нашего приезда собрание…, где Клафтон и я сообщили о положении дел в Москве; со своей стороны местные члены осведомили нас о положении дел в Самаре. По их мнению, власть самарская – одна фикция, её положение непрочно и, если бы не чехи, всё рушилось бы. Ими всё держится…» [Бородин Н.А. Идеалы и действительность. М., 2009. С. 224]. Консул же французской дипмиссии в Самаре Жано писал послу Франции в России Нулансу в августе 1918 г.: «Ни для кого… нет сомнения, что без НАШИХ (выделено нами - Е.Ш.) чехов Комитет членов Учредительного Собрания не просуществовал бы и одну неделю» [цит. по: Владимирова В. Год службы «социалистов» капиталистам. Очерки по истории контрреволюции в 1918 г. М.-Л., 1927. С. 356].

Согласитесь, что эти свидетельства не согласуются с версией о том, что чехословацкие легионеры были «случайными скитальцами» в Гражданской войне в России, как заявлено на их мемориальном памятнике в Челябинске.

Заметим, что в 1953 г. в Праге были опубликованы, затем переизданные в СССР, «Документы об антинародной и антинациональной политике Масарика» и книга В. Краля «О контрреволюционной и антисоветской политике Масарика и Бенеша», которые оказались официально отвергнуты «бархатной революцией» в Чехословакии 1989 г.

Не взирая на факт интервенции в России в начале ХХ века, отдельные журналисты радужно описывают возможность появления памятника чехославацким оккупантам в Самаре и, как нам представляется, явно преждевременно пытаются заверить своих читателей, что якобы «политика хочет уступить место истории» [см.: «Сам.известия» 25.01. 2013]. Под стать жителям небезызвестного города из литературного наследия М.Е. Салтыкова-Щедрина (1826-1889 г.г.), «рассуждают» и инициаторы сомнительной акции в г. Самаре.

Так, один из них, «разоблачая» советскую «мифологию» изрёк: «Долгое время бытовало мнение, что чехословацкие легионеры вели себя в городе [Самаре] как каратели, что с ними связаны многие репрессии». Казалось бы, вот-вот специалист по российско-польским отношениям первой трети ХIХ века совершит научную «сенсацию» и посрамит советских историков: И.М. Майского «Демократическая контрреволюция» (М.-Пг., 1923); В. Владимирову «Год службы “социалистов” капиталистам. Очерки по истории контрреволюции в 1918 г.» (М.-Л., 1927); Ф.Г. Попова «1918 год в Самарской губернии: Хроника событий» (Куйбышев, 1972); Е.И. Медведева «Гражданская война в Среднем Поволжье (1918-1919 гг.)» (Саратов, 1974) и других. Ан нет, по сравнению с советскими изданиями, он сам опростоволосился и разразился пустой сентенцией: «На самом деле, легионеры не были ни “белыми”, ни “красными”, и участвовать в Гражданской войне не собирались» [Цит. по: Шарипов Р. Притормозили шарабан // «Парк Гагарина». Самара, 2013, 24 янв.]…

Что можно сказать на эти утверждения? Наверное, лишь одно: ему следовало бы, как минимум, прочитать учебное пособие своего коллеги по университету, который более компетентен в этом вопросе [см.: Калягин А.В. Гражданская война в России: 1917-1920. Самара, 2007] и изучить научные труды своего бывшего студента, кандидата исторических наук В.А. Лапандина, превзошедшего учителя в знании данной темы [см., напр.: Лапандин В.А. Комитет членов Учредительного Собрания: структура власти и политическая деятельность (июнь 1918 - январь 1919 гг.). Самара, 2003]. Не помешало бы ему ознакомиться и с воспоминаниями генерала А.П. Будберга (1869-1945 гг.) «Дневник белогвардейца» (Берлин, 1921-1922 гг.), зарубежным сборником «Гражданская война на Волге в 1918 г.» (Praha, 1930) и «Трагедией адмирала Колчака» С.П. Мельгунова (Белград, 1931).

Как известно, 8 июня 1918 г. Чехословацкий корпус вторгся в Самару и содействовал установлению власти Комитета членов Учредительного Собрания (Комуча). Таким образом, заявления председателя Чехословацкого Национального Совета Т. Мосарика, который с мая 1917 по март 1918 г.г. находился в России,  что их легионеры соблюдали «вооружённый нейтралитет» или Э. Бенеша о том, что их: «…движение в России с самого начала заняло позицию невмешательства во все русские дела» [Масарик Т. Мировая революция. Воспоминания: В 2-х т. Т. I. Прага, 1926. С. 212; Бенеш Э. Речи и статьи. Вып. I. Прага, 1925. С. 206] – так и остались сублимацией благих пожеланий, не соответствующих реальной действительности.

Почётный гражданин г. Куйбышева, профессор-историк К.Я. Наякшин (1900-1982 гг.) отмечал: «Зверствовала контрразведка интервентов, помещавшаяся в доме Курлиной (угол ул. Фрунзе и Красноармейской). Свыше 2000 человек было брошено в самарскую тюрьму, несколько тысяч в тюрьмы уездных городов» Его коллега-краелюб Ф.Г. Попов (1902-1979 г.г.) в своём фундаментальном исследовании сообщал, как 1 октября 1918 г. труженники рабочего посёлка Иващенково (ныне: г. Чапаевск) выступили против эвакуации своего оборонного предприятия в Сибирь, за что над ними была учинена кровавая расправа, в которой не щадили ни женщин, ни детей. Погибло около тысячи человек [Наякшин К.Я. Город Куйбышев. Куйбышев, 1957. С. 91; Попов Ф.Г. 1918 год в Самарской губернии: Хроника событий. Куйбышев, 1972. С. 224-225].

Современный исследователь И.С. Ратьковский в научной монографии, подготовленной с использованием серьёзного перечня источников и историографии, сообщает: «После взятия 8 июня Самары белочехами было расстреляно 100 красноармейцев и 50 рабочих»; «…в Самаре и Сызрани за лето-осень 1918 г. было расстреляно более чем по тысячи человек»; «Общее количество жертв белочехов и в целом режима Комуча летом-осенью 1918 г. в Поволжье… насчитывает более 5 тысяч человек. Их жестокость порою не знала предела. Известен расстрел 16 из 37 арестованных женщин, виновных лишь в том, что они захоронили выброшенные Волгой трупы. Остальные избежали этой участи только благодаря побегу, при котором погибло ещё 7 женщин» [Ратьковский И.С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 году. СПб., 2006. С. 101, 103].

Специалист по истории Гражданской войны в России А.Л. Литвин пишет: «В архивном фонде Комуча, хранящемся в Госархиве РФ, есть списки арестованных, содержащихся в тюрьмах Самары, Симбирска, Уфы и др. городов. Их много»; «При наступлении красных комучевцы эвакуировали тюрьмы в так называемых “эшелонах смерти”. В первом поезде, отправленном в Иркутск из Самары, было 2700 человек... Из самарского эшелона до конечного пункта добрались 725 человек, остальные погибли» [Литвин А. Красный и белый террор в России 1918-1922 гг. М., 2004].

Однако, есть те, кто не поверит работам заслуженных деятелей науки, т.к. трагедия советской историографии, по меткому замечанию А.Л. Литвина, заключалась в том, что из-за политической конъюнктуры времени, её выводы иллюстрировались «…фактами террора против большевиков…, а не многочисленными жертвами беспартийного населения страны».

Поэтому вновь обратимся к источникам.

Так, газета «Волжское слово» 12.06.1918 г. сообщала, что её редакция переполнена протестами местных жителей против зверских расправ над красноармейцами, трупы которых разбросаны по городу. Когда же Самарская гордума летом 1918 г. запросила Комуч о «беспорядочно и хаотично производящихся в городе» репрессиях, то представитель «розовой демократии» И.М. Брушвит (1879-1946 г.г.) откровенно заявил: «Власть будет арестовывать за убеждения, …которые ведут к преступлениям» [«Голос рабочего». Самара, 10.07.1918]. Это были не пустые слова. Так, редактор кадетского «Волжского дня» А.И. Коробов имел неприятное общение с чехословацкой контрразведкой, т.к. смел высказывать критические впечатления о Комуче. От расправы его спасло только заступничество местной буржуазии и офицеров-белогвардейцев [см.: Шеремеев Е.Е. Самарский «Сфинкс» при правительстве Колчака: А.К. Клафтон (1871-1920 гг.) – биография на фоне эпохи. Самара, 2011. С. 134].

Даже предводитель эсеровского «охвостья» в Самаре («Российской Федеративной Демократической Республики») В.К. Вольский (1877-1937 гг.), признавал в 1919 г.: «Комитет действовал диктаторски, власть его была… жестокой и страшной»; «Взявши власть…, мы должны были… не отступать перед кровью. И на нас много крови. Мы это глубоко сознаём» [цит. по: Исторический архив. М., 1993. № 3. С. 134].

«Комитет Учредительного Собрания… облекал в одежду формальной законности репрессии, происходившие в порядке повседневности», – констатировал С.П. Мельгунов (1879-1956 гг.) [Мельгунов С.П. Указ. соч. Кн. 1. С. 228]. Командующий «Добровольческой армией» юга России, генерал-лейтенант А.И. Деникин (1872-1947 гг.) также отмечал: «Были… тёмные стороны в деятельности чехословаков, о которых в докладе [30 ноября 1918 г.] генерала Гришина-Алмазова говорится: “Начальники – все зелёная молодёжь, которую нельзя было убедить, …что неприемлемо, чтобы они на каждый город смотрели, как на военную добычу. …Поезда с ″добычей″ являлись повсюду неизменными спутниками чешского движения… вызывая в русском населении горечь и недоумение”» [Деникин А.И. Очерки русской смуты: Белое движение в борьбе добровольческой армии. Май-октябрь 1918. Мн., 2002. С. 162].

Таким образом, крайне удивительно: почему представители инициативной группы по увековечиванию памяти чехословацких легионеров в Самаре, публично отказывают потомкам жертв Комуча в исторической достоверности приводимых ими свидетельств, которые соответствуют утверждениям современников? Почему они, как, например, С.П. Мельгунов не могут признать, что «Большевицкие историки, умалчивая о себе…, - любили, - конечно, распространяться об “ужасах” [“Учредилки”] в Самаре» и прийти
к выводу, что власти Комуча не следовало «…создавать демократического декорума, а сказать, как делали это другие, что и она была бессильна облечь Гражданскую войну в правовые формы» [Мельгунов С.П. Указ. соч. Кн. 1. С. 233, 230].

Важно помнить, что: «Насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым», – как отмечали наши недавние ещё классики [Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 23. С. 761]. Это же, кстати, продемонстрировал и опыт новейшей России 1991-1993 гг.

Знают ли это бывшие марксологи из инициативной группы в Самаре? Безусловно. Равно, как им известно и высказывание профессора М.Н. Покровского (1868-1932 гг.): «История – это политика, обращённая в прошлое». Как нам представляется, ими движет именно эта формула. В их поведении чётко усматриваются мотивы, которые откровенно высказал несостоявшийся «Верховный правитель России» 1920 г. А.И. Деникин: «Какими бы мотивами ни руководствовались чехословаки, их выступление сыграло чрезвычайно важную роль в истории развития противобольшевистского движения. …их заслуги… неоценимы, их тогдашние вины поблекнут перед судом истории» [Деникин А.И. Указ. соч. С. 163].

Уважаемый читатель, почему в России, где день 4 ноября – официально является Днём народного единства (согласия и примирения), «просвещённое» меньшинство самарского общества в 2008 г., когда стало ясно, что памятник легионерам вызовет в Самаре неоднозначную реакцию, не воспользовалось правом на проведение референдума по этому вопросу [ФЗ № 131. Ст. 22. П. 4]? Почему, подобно карточным шулерам, они манкируют и, совместно со своими доверителями из Чешской Республики, держат «в рукаве» эскиз памятника? Почему они вновь инспирируют чехословацкий «анабасис» (длительный поход воинских частей по недружественной территории) в Самаре?

К сожалению, пресс-конференция устроителей политического балагана на территории бывшего Всехсвятского кладбища в г. Самаре – не дала ответов на эти вопросы. Лица, заботящиеся об увековечивании памяти чехословацких легионеров - вместо взвешенной аргументации в подкрепление своей, мягко скажем, шаткой позиции - разразились в адрес «Социальной газеты» категоричной тирадой: «…газета становится школой ненависти…»; «Статья [Богаевской] – просто учебник для профессионального провокатора, извращённая логика, подтасовка фактов…» [цит. по: Шарипов Р. Притормозили шарабан // «Парк Гагарина». Самара, 24.01.2013].

Что ж, для того, чтобы увидеть в статье – «учебник», действительно, нужна – «извращённая логика».

Однако, уязвимым, на наш взгляд, с юридической стороны, но не с моральной, выступает следующее утверждение Н.П. Богаевской: «На всей территории губернии нашли свои могилы 53 чехословака. Сколько из них похоронены в Самаре – Бог весть. Чьи кости лежат на том месте, где сейчас залили фундамент, неизвестно – …может быть, замученных в [чехословацкой] контрразведке [Ребенды] комсомольцев. …а проводить эксгумацию и экспертизу наши лоббисты не хотят»; «Судя по тому, что сначала этот памятник собирались поставить в парке им. Щорса, потом рядом с военкоматом, затем легко передвинули его ещё на 500 м, ни о каком точно установленном месте захоронения белочехов и речи не идёт» [«Соц.газета», 9.02.2013].

Эмоциональность автора – вполне объяснима. Однако, это не хитрый трюк «группы лоббистов», а нормативно-правовой нюанс межправительственного российско-чешского «Соглашения» 1999 г.: «Обустройство вновь обнаруженных военных захоронений будет производиться, как правило, в местах нахождения останков или, если это окажется невозможным, в иных местах, достойных памяти погибших» [Ст. 3. П. 4]; «Эксгумация останков… осуществляется исключительно по просьбе заинтересованной Договаривающейся Стороны и с согласия другой Договаривающейся Стороны» [Ст. 5. П. 1].

Сложно предположить, что правительство России Е.М. Примакова-Ю.Д. Маслюкова, сохранившее о себе в народе добрую память, преднамеренно допустило столь роковую оплошность, наличие которой сегодня позволяет журналисту Н.Ю. Локтевой обобщить выраженную в письмах читателей «Социальной газеты» человеческую боль: «…попытка увековечить… память [чехословацких легионеров] на нашей земле помимо воли жителей губернии будет восприниматься как насилие над памятью погибших от рук белочехов, над той историей, которая живет в сознании и самосознании людей» [СГ, 2013, 16 февр.].

Тем временем, инициаторы сомнительного проекта в г. Самаре увещевают горожан: «В Чехии и России есть много безымянных могил павших в Гражданской войне солдат. Их потомки не знают, где захоронены их деды и прадеды… Нам необходимо осознать, что мы живём не просто в Самаре, но в мире, где все взаимосвязаны. И надо уважать не только свою, но и мировую историю. Если установка памятника осуществится, это будет главным достижением Самары в 2013 году» [ВК, 24.01.2013].

Из вышеприведённого текста абсолютно не ясно: почему радея за иноземцев, они, как выразители «общечеловеческих ценностей», остаются абсолютно безразличны к тому, что администрация Чапаевска, согласно заявлению ветеранов ОАО «Полимер», не включила «…в реестр даже муниципального значения… братские захоронения [жертв Комуча]» [СГ, 26.01.2013]? Почему они, воспылав «праведной» страстью к непосредственным исполнителям массового террора в Самаре в 1918 г., остаются столь безразличны к судьбам самарцев, которые так же, как и чехи, «…не знают, где захоронены их деды и прадеды» – жертвы «Самарской Учредилки»?

Более того, г. Кабытов и г. Завальный 5 апреля сего года ходатайствовали перед администрацией Самары о демонтаже мемориальной доски у стелы красноармейцев, дабы обезличить их палачей. Невольно вспоминается фраза из небезызвестной речи лидера кадетов, русского историка П.Н. Милюкова в стенах Госдумы 1(14) ноября 1916 г., которая на сегодня крайне актуальна для России: «…что это: глупость или измена?» [цит. по: Российские либералы: кадеты и октябристы. М., 1996. С. 185]. Наш современник, профессор В.Н. Шульгин отмечает: «Надо… понять, что смирение нельзя распространять на политическую сферу. Слабого бьют даже народы-родичи, если не чувствуют у него силы, прежде всего внутренней, духовной» [Шульгин В.Н. Жизнь Н.П. Пашенцева как зеркало современной России (Об антологии, составленной Е.Е. Шеремеевым) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Т. 15. Самара, 2013. № 1. С. 250].

Самара, в силу оказываемого на муниципальные органы власти давления [см.: Самарскому правительству пришёл «привет» от Сердюкова // Первое антикоррупционное, 20.0432013], скорее всего, уже в апреле 2013 г. увидит именной мемориальный комплекс 53 чехословацким легионерам, а по соседству с ними по прежнему будет стоять безымянная стела расстрелянным ими красноармейцам.

Подтекст подобных «сопоставлений» – очевиден (по сути, это равносильно тому, чтобы поставить на Центральном городском кладбище Самары близ аллеи захоронений Героев Советского Союза – памятник немецким военнопленным, скончавшимся в 1940-е. в  Куйбышеве), равно как и двойные  стандарты его устроителей, которые под предлогом «преодоления» Гражданской войны начала ХХ века в России, вопреки действующему на территории страны законодательству (ст. 282 УК РФ), провоцируют эскалацию социальной напряжённости в обществе, вымещая свою сублимацию на могиле расстрелянных в 1918 г. в Самаре красноармейцев.

В отличие от обещанного «креста с табличками», эскиз стелы чехословакам, который нам всё же удалось найти, выглядит – так же, как и в других городах России – помпезно.

Доктор исторических наук, профессор Военной академии наук РФ Г.В. Алексушин призывает к комплексному подходу в решении проблемы: «…памятник собираются устанавливать на Красноармейской улице. Получается, что победившая чехословацких легионеров Красная армия теперь поругается с далёкими потомками путём заочного унижения.» [ВК, 24.01.2013].

Задавались ли вопросом представители инициативной группы и официальные лица администрации области и Самары: ПОЧЕМУ Минобороны Чешской Республики стремится увековечить сомнительную память ландскнехтов (наёмников) Гражданской войны, а не представителей 1-го Чехословацкого пехотного батальона из 93 легионеров, сформированного в г. Бузулуке Куйбышевской области 5.01.1942 г., в соответствии с советско-чехословацким военным договором от 27.09.1941 г., чьи имена, действительно, объединили бы наши славянские народы?

Нас призывают «…уважать не только свою, но и мировую историю». Красивые слова. Но, как нам объяснят, что чешские вандалы, вопреки «Соглашению» о взаимном содержании военных захоронений 1999 г., на уровне официальных лиц и гей-меньшинств – согласно публикации Н.П. Богаевской – изничтожают и подвергают надругательствам мемориальные комплексы и места захоронения советских воинов-освободителей Чехословакии в 1945 г.? С чувством глубокой горечи, приводя эти факты, Нина Павловна спрашивает: «Разве они просят их простить? Нет. Похоже, они просто решили, что наконец снова настало их время» [СГ, 9.02.2013].

Чешская сторона уже давно обязана предоставить на рассмотрение самарской общественности проект своего мемориального комплекса, который ни в коей мере не должен нарушать принципы историзма, объективизма и ущемлять моральные чувства самарцев, чьи предки стали жертвами «Учредилки», держащейся на чехословацких штыках. Эскиз стелы, которую мы впервые предоставили на публичное рассмотрение, к сожалению, не содержит ответов на предмет наличия или отсутствия идеологического контекста в ней.

Таким образом, Чешской Республике, как нам представляется, следует крепить интернациональные связи между участниками антигитлеровского сопротивления и развивать научные связи с вузами Самары, что будет содействовать взаимопониманию и взаимоуважению между нашими славянскими народами.

Администрации  Самары стоит продумать не столько как вопрос о возведении памятника чехословацким легионерам, сколько о создании мемориального комплекса Памяти жертв Гражданской войны в России начала ХХ столетия, где были бы представлены все участники «Русской Вандеи», включая и «рыцарей белой мечты», Уральского и Оренбургского казачьего войска. Но, в первую очередь, должна быть отражена драма простого народа, как это сделали в своих письмах читатели «Соц.газеты».

Прежде чем уважать «мировую историю», мы обязаны научиться уважать историю собственной страны, в которой живём и где будут жить наши дети. Есть мудрая притча, что тот, кто стреляет в прошлое из ружья, в того история выстрелит из пушки. Прошлое – должно быть суровым уроком настоящему и будущему, чтобы не допускать в грядущих поколениях эскалации актов вандализма, социальной и национальной агрессии, подобных тем, которые происходят в ЧР (чехи остро помнят 1968 г.). Мы, в свою очередь, также не лишены исторической памяти, но в ней есть не только 1918-й, но и 1945-ый, год спасения славянства от истребления, год нашей общей Великой Победы.

Е.Е.Шеремеев,

кандидат исторических наук, доцент АМОУ ВПО «Самарская академия государственного и муниципального управления», член Аттестационной Комиссии Администрации г.о. Самара

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
<
selen_63

29 мая 2013 18:36

Информация к комментарию
  • Группа: Гости
  • ICQ: {icq}
  • Регистрация: --
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
Важно сказать, что в г. Челябинске мемориал был, как бы реконструирован... на задней стороне обелиска, ещё более спорная надпись (оригинал с первоначального памятника): «Здесь покоятся чехословацкие солдаты, храбрые борцы за свободу и самостоятельность своей земли, России и всего славянства. В братской земле отдали жизни за возрождение человечества. Обнажите головы перед могилой героев» [«Социальная газета». 16.02. 2013].


Судя по старой фотографии, даже на первоначальном памятнике не было таких слов. Фото можно посмотреть по ссылке (без пробелов)
http:// necropolural. narod. ru/ index/ 0-22

Архив новостей

Январь 2021 (15)
Декабрь 2020 (12)
Ноябрь 2020 (17)
Октябрь 2020 (12)
Сентябрь 2020 (10)
Август 2020 (18)
^